Главная / Инфекционные болезни / Эпидемиология / Сложность диагностики и лечения анти-NMDA-рецепторного энцефалита
Сложность диагностики и лечения анти-NMDA-рецепторного энцефалита

Сложность диагностики и лечения анти-NMDA-рецепторного энцефалита

Отсроченное установление диагноза и применение иммуносупресантов при анти-NMDA-рецепторном энцефалите (анти рецепторный энцефалит) ассоциируются с развитием тяжелого клинического синдрома, что приводит к развитию гиповентиляции или эпилептического статуса. Такие случаи часто лечат очень длительное время в условиях отделения интенсивной терапии.

Обычно считается, что эти больные имеют первичное психиатрическое расстройство (например, острый психоз на фоне шизофрении или биполярного расстройства), и им назначают нейролептики, которые нередко вызывают моторные нарушения – мышечную ригидность или акатизию. Последние могут осложнить клиническую картину, поскольку патологические двигательные феномены ассоциируются также с кататонией – характерным проявлением данного типа энцефалита.

Еще одной проблемой является ситуация, когда больному дают антипсихотики на поздней стадии болезни. Сочетание мышечной ригидности, повышение мышечных ферментов в сыворотке крови (в частности, КФК), рабдомиолиз и вегетативная недостаточность являются специфическими для этого расстройства даже при отсутствии применения нейролептиков. Если же последние назначаются, клиническая картина начинает напоминать злокачественный нейролептический синдром.

Кроме того, наличие возбуждения, эмоциональной лабильности, импульсивности, галлюцинаций, бессонницы и саморазрушающего поведения является основанием для психиатрической консультации. Поскольку эти больные часто не в состоянии следовать инструкциям и глотать, рассматривают возможность применения лекарств внутривенно, внутримышечно или через назогастральный зонд. Антагонисты дофаминовых рецепторов назначались для контроля агрессии, возбуждения и галлюцинаций без существенного улучшения, они фактически могут осложнить и без того тяжелую клиническую картину. Сильные антагонисты D 2 рецепторов (например, галоперидол) назначают исключительно осторожно, потому что эти агенты усиливают двигательные расстройства. Некоторые психиатры предпочитают вечерним низким дозам низкопотентные атипичные нейролептики (например, кветиапин) для контроля бессонницы и возбуждения. У этих больных эмпирически применяли несколько различных классов лекарств – нормотимики при эмоциональной лабильности, бензодиазепины и другие гипнотики, а также антигистаминные средники (например дифенгидрамин) при бессоннице, и психостимуляторы – при гиперактивности и импульсивности.

При развитии кататонии применяют бензодиазепины внутривенно через регулярные интервалы (например, 2 мг лоразепама каждые 6:00). Для достижения клинического улучшения суточная доза этого препарата должна достигать 20-30 мг. Некоторые детские психиатры для лечения симптомов кататонии при этом энцефалите успешно использовали амантадин. Особое внимание анти рецепторный энцефалиттерапевтическая команда обращает на злокачественную кататонию, при которой больные становятся ареактивными к бензодиазепинам. Это состояние характеризуется внезапным развитием ареактивности, отсутствием речи, психомоторными изменениями, лихорадкой и дисавтономией. Последняя часто заканчивается летально. Злокачественную кататонию иногда тяжело отдифференцировать от злокачественного нейролептического синдрома, поскольку оба расстройства сопровождаются гипертермией и мышечной ригидностью. Однако мышечная ригидность при кататонии в большей степени характеризуется дистоническим положением, восковой гибкостью и стереотипными серийными движениями. Электросудорожная терапия (ЭСТ) остается золотым стандартом для лечения этого осложнения, что подтверждается в нескольких исследованиях. Предыдущие сообщения свидетельствуют, что 7-8 сеансов ЭСТ в течение 2-4 недель вызывают ремиссию кататонических симптомов энцефалита. У небольшого числа больных с прогрессирующими двигательными расстройствами и ухудшением уровня сознания, которые не откликаются на лечение первого ряда, ЭСТ остается адъювантной терапией. На животных моделях засвидетельствовано, что она усиливает регуляцию NMDA-рецепторов, объясняет терапевтическую эффективность у больных как с этим энцефалитом, так и шизофренией. Вместе с тем только непосредственное влияние на аутоиммунный процесс является важным для оптимального лечения клинических проявлений заболевания, включая психиатрические.

Быстрое развитие психиатрических симптомов, судорожных припадков, когнитивных нарушений и двигательных расстройств у пациентов-женщин без лихорадки настораживает врача о возможном энцефалитическом процессе. Анти-NMDA-рецепторный энцефалит является второй наиболее распространенной формой аутоиммунного энцефалита, сейчас его рассматривают в дифференциальной диагностике любого больного с измененным психическим состоянием. После установления диагноза стараются быстро выполнить скрининг возможного опухолевого процесса и начать иммуносупрессивную терапию. На фоне быстрого, агрессивного и длительного применения последней большинство больных отмечают длительную ремиссию и достигают уровня повседневного функционирования, близкого к преморбидному.

О admin

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*